June 29th, 2004

(no subject)

Сегодня возомнила себя голливудским частным детективом и в приступе веселой буйности перемахнула через перила лестницы. Очень надо было, ага.
Ох.
Рекомендую никогда не проделывать подобного без надлежащей физподготовки.

Видела вьюноша, который ел картошку и пирожки из макдональдса, сохраняя при этом интиллигентный и аристократический вид. Мир продолжает доказывать мне, что возможно все, кроме попытки пронести пару лыж через вертящуюся дверь.

Заходить со мной "на секундочку" в книжный - это верная смерть(очевидно, от веника), ибо я буду метаться от Эко к Акутагаве с истерическим хихиканьем. При наличии определенной суммы денег метаться я могу долго. кстати, Акутагавы сейчас появилось много и в красивом оформлении. купила его эссе и письма, буду проверять на предмет перевода Все нормальные люди считают своим долгом взять меня под белы рученьки и повести к выходу, попутно лицезрея продавщицу, безуспешно пытающуюся понять, с какой же стороны надо открывать "Внутреннюю сторону ветра", дабы размагнитить объект, и откомментировав: "Идиотская книжка".
Аналогично я веду себя в магазинах с лицензионными дисками, только там я брожу от полки к полке и жалобно стенаю.
Кстати, купила "Книгу врак" и "Прозак" Его Плодовитости, "Книгу одиночеств" придется заказывать через Озон, просто так я ее никогда не найду. Если на Озоне в ближайшие пару месяцев ее не будет, знайте: во всем виновато мое фирменное везение.

Проходя мимо закуривающей девушки, как всегда придержала дыхание: ненавижу запах курева. Немного не рассчитав, все-таки вдохнула. Учуяла характерный для Амстердама аромат. :)
То-то же.



ЗЫ: диалог:

Мама: Осталось только придумать какой-нибудь предлог, чтобы завтра потребовать у папы деньги... О! Зубы!
Я: Тебе везет, что он до сих пор не знает точно, сколько у тебя больных зубов.

(no subject)

Вспомнилась старая фраза: "человек жив, пока жива память о нем".
И захотелось прменить ее к старой теории о переселении душ. :)
Какой чудесный рассказ можно было бы написать. Привлечь тему, что душа не может переселиться до тех пор, пока человек не забыт. И страдания умершего писателя(желательно довольно бездарного) по поводу.