November 13th, 2011

(no subject)

Запекла мяаааса, с тимьяном, с можжевеловыми ягодами, ужинаю под полночь, читаю Мивиллля.
Одна некрупная анечка в ожидании мяса способна съесть совершенно неограниченное количество риса с базиликом и оливковым маслом, оказывается.

А до этого была на втором занятии по вокалу в этом году.
За два занятия, кажется, поняла про разные типы дыхания, разные типы вокала, интонации живой речи и мышцы гортани-и-не-только больше, чем за всю предыдущую жизнь.

До этого на парфюмерной выставке, унесла оттуда Эмайн Аблах и Suede Voice от Нигель.
Замша абсолютно моя, какое-то наркоманское счастье, кожаный запах и запах-музыка, из той, в которую проваливаешься, которая больше тебя. Чую красный мандарин и, кажется, мускатный орех и ракушечно-шероховатую дымную нотку (чоя накх или чоя лобан? или мне кажется?), кожаный аккорд не могу разложить совсем.
С Эмайном причудливо рифмуемся, как и со всей аваллоновой серией - два года назад Нигель в "Воздухе Аваллона" случайно сделала пространство, про которое я подумала и написала в ЖЖ, а сегодня на мне Эмайн, благополучно миновав боронию, розу и жасмины, выдал пространство, про которое Нигель думала, но духи вовсе не собиралась делать, потому что существующими материалами про такое духи сделать нельзя.

И тинктуру черемухи унесла. И благовоний всяких-разных. И комплиментов моим парфюмерным черновикам.
А вчера купила радующий глаз светильник и подушек на пол, и кусочек коридора разгребла.

Только не поработала совсем и два письма важным людям не написала, вот сейчас придется сесть и начать.