November 25th, 2011

(no subject)

Живопись для меня - это то, как все выглядит на самом деле, в том пространстве, в котором времени не существует. В каком-то смысле все события существуют там одновременно, во всех возможных вариантах. Я сама этому пространству принадлежу, поэтому рисовать у меня когда-то получалось сравнительно легко.
А фотография как раз наоборот очень сильно про время, про процесс. Если вдруг процесс из нее не вытягивается, то это так себе фотография. Внутреннего ритма в ней тоже больше (хотя живопись двадцатого века почти приближается).

В этом плане очень интересно снимать горы или города - как раз не высоту пространства надо пытаться передать, а очень медленное, но все же конечное время, дышащий камень, неспешное неостановимое движение где-то внизу, пульс города, взрезавший землю много тысяч лет назад ледник.
(города, конечно, еще с той поправкой, что архитектура есть упорядоченный свет)
И поэтому так неестественна большая часть студийных и постановочных кадров, там процесса не подразумевается исходно. Картина с теми же позами или объектами смотрелась бы иначе.

И точно так же видно внутренний ритм снимающего человека, способность удерживать в голове процесс определенной скорости и определенной длительности. У кого города, у кого люди, у меня вот только листики нормально получаются.

Портреты, которые похожи на пейзажи - из той же области. Увиденное в человеке нечеловеческое, что-то, что будет или было дольше него.