October 12th, 2012

(no subject)

Спустя два месяца после окончания игры до меня начинают медленно доходить эмоции собственного героя.
Вот никем другим перепроходить не смогла бы, на самом деле. У меня всего один вариант рассказанной истории и больше никакого другого я не хочу.

Потрясающий момент в третьей части, когда читаешь над умирающим Тейном литанию и вслед за его сыном произносишь в последнем предложении "her".
Спрашиваешь у его сына, почему "her" и обнаруживаешь, что читал ее на самом деле о себе.

Не могу сделать мужского персонажа, который был бы Яном Вэньли civilian, пошедшим на военную службу только потому что это был единственный доступный ему социальный лифт. Нет ни внешности такой, ни озвучки, ни реплик в разговорах.
Сплошная американская солдатня.
Женщина-морпех - это, все-таки, женщина-морпех. Совсем другой сюжет.

Пыталась сделать Шепарда-бывшую шпану и пройти за ренегада, бросила через несколько часов.
Успела только удивиться, что Милен Шепард (после некоторых событий переноса в третью часть получившая, наконец, имя) была, оказывается, удивительно цельная. Чья-то обожаемая дочь, профессиональный уменьшитель энтропии, красивая женщина с мужской пластикой, клавшая болт на общепринятые пути, потому что общепринятые пути говно.
И только к третьей части поломалась (зная при этом, что совсем отгораживаться от людей и становиться идеальной функцией ей ни за что нельзя, потому что столько из них ловятся на что-то живое в ней, и оно их держит).
А с Шепардом-ренегадом наоборот, он сразу поломанный, и если бы я продолжила играть, это был бы квест по обретению смысла.

Удивительно еще, что можно совершать совершенно те же самые действия, но с другой окраской и другими мотивами.
То есть, реально на ренегадских репликах все три части наносить людям добро.
Я думала, как-то иначе будет.

Первый абзац этого поста противоречит следующим двум, я знаю.