December 2nd, 2016

(no subject)

Последние лет восемь совсем потеряла ощущение красоты, вернее, красоты-как-данности. Могла почувствовать как красивое почти что угодно, но не пропущенное через сознание удовольствие получала разве что от цвета. Полгода назад сказала Т. про японцев "они, по-моему, вообще не различают красоту и истину" и вдруг поняла вообще всё (это очень, очень неточная формулировка, но важная).

Я привыкла, что в европейской (пост-авраамической) традиции материальное - это окончательная проявленность, остановка исходного божественного импульса, сефира Малкут. Остановка смысла. Мы все давно порядочные атеисты, но краем сознания все равно живем в этой системе.
У японцев вообще нет этой дихотомии, у них любая вещь дышит и продолжает движение, импульс слит с материей. Мы это видим как недовоплощенность и несовершенство, но это не оно.
(оттуда же, кстати, их странная этика - у них нет разделения на душу и все остальное, есть представление об оформленности и структурировании исходной природы)

Сформулировала и нашла, похоже, кринцип красоты, который могу принять за свой. Если мне делать что-то свое, то только такое - кажущееся незавершенным, дыщащее. ‎
Оно не будет японским, оно будет европейским, конечно. Но что-то оттуда возьмет.
И вот, полгода спустя замечаю, что стало легче дышать. Что мне не нравятся многие стихи. Что единственное, что мне нравится в фейерверках - когда дым от предыдущего подсвечивается новым (я могла бы оценить композицию, построенную на подсвечивании дыма). Что от современного дизайна можно отмахиваться.
Что мне чисто и радостно нравится очень и очень многое.

Сегодня наконец почувствовала просто красивой музыку. Не анализируя как она сделана.

декабрьское

Никак не могу перестать слушать.
Я не люблю музыку на русском, но это, во-первых, не музыка, во-вторых, Сергей Шестаков.



встанешь и вновь умрешь в эту жизнь в ее
прелесть и персть что подымут как донный ил
люди и птицы ангелы и зверье
боги и рыбы все кто тебя любил

(no subject)

Очень давно в одной из квартир, которые мне доводилось снимать с друзьями, была сильно остывающая зимой кухня. Старый дом в центре, балконная дверь, сами понимаете.

И вот однажды в двадцатиградусный мороз я вернулась из Питера и обнаружила появившуюся в мое отстутствие кухонную дверь и прицепленный к двери лист бумаги. На листе был намалеван космонавт и следующий текст: "Товарищ! При выходе в атмосферу закрывай шлюз плотно!"

Вспоминаю эту историю, пытаясь вылезти из-под одеяла и выйти в ледяной ад снаружи.