April 3rd, 2017

(no subject)



Когда пытаюсь объяснить людям про Галисию, обычно говорю, что это "такие испанские кельты, говорящие на португальском".

(ну, не совсем конечно.
"В историческом плане диалекты галисийского языка более архаичны, более близки к общероманскому языку Галлеции (лат. Gallaecia, Callaetia, Galecia), и большей частью являются автохтонным развитием народной латыни на её территории, в то время как диалекты португальского языка являются производными от них и не автохтонными, а привнесёнными на территорию современной Португалии в процессе Реконкисты." - говорит нам Википедия

впрочем, какого черта, просто послушайте хорошую песню)

(no subject)

Дошли руки записать впечатления от второго фестиваля инди-парфюмерии.
Это первая часть, продолжение следует.


Фаина Глазырина, Dzambhala (зеленый чай, шипр)
Пока что мой любимый запах с этого фестиваля. С блоттера в первых нотах очень и очень чай и именно зеленый, Би Ло Чунь в чашке. Затем проступает шипровость, намек на терпкость за обманчивой нежностью чая. Легкая пыльность чайного домика и что-то вроде благовоний.
На коже он теплее и чуть более пряный, слышно золотистое сияние, о котором писала автор.
Для меня это чай посреди путешествия. Такого, где не знаешь, что обнаружишь в конечной точке пути. Или чай, заваренный служителем храма для себя.


Анна Герасимова, Лапсанг Сушонг (черный чай, восток)
С блоттера убедительный лапсанг сушонг - уместен и дым, и османтусовая абрикосовость и даже фенольные кастореумные ноты. Реконструкция удалась, и одновременно это не просто копия запаха, это именно духи. Шлейф чудесный, тонкий и отчетливо парфюмерный.
На моей коже, увы, рассыпался в компот из сухофруктов.


Анастасия Денисенкова, Japanese Linden Blossom (зеленый чай, фужер)
Мне показался скорее смесью белого чая и липы. Верх - очень обаятельная липа, в середине уходит в сухую траву и уютные мускусы. В тот момент, когда я растерянно думаю "и это всё?" и начинаю скучать - переходит снова в липу. В донышко цветка или наоборот в заваренный чай, в прозрачную медовость.
Не знаю, могу ли назвать это фужером, но очень нравится


Мария Соколова, Чага (чайный напиток, шипр)
Фиалково-мускусный шипр, совершенно очарована им. Дерево, талая вода, оттеночно проглядывают цветы. Кеуда с ее водно-грибными и медовыми нотами тут как нельзя более уместна и каллиграфически изящна.
Ближе к базе появляется древесная сладость и лабданумная смолистость.
Отдельно я восхищена переданным ощущением талой воды. Знаю насколько сложно его сделать.


Елена Майоркина, Sūrya Namaskāra (зеленый чай, одеколон)
Открывается срезанной травой и цветущими одуванчиками, напоминает "скрученные" зеленые чаи. Позже уходит в монотонную травянистую ноту и, увы, больше никак не изменяется.
Была бы рада такой отдушке, но в духах все же хочется больше развития.


Галина Tamanu, Сорные травы (черный чай, фужер)
В первых нотах тенистый хвойный лес, позже остается прохладная лесная зелень, но уже без хвои. Очень нишево и очень красиво.
Прочитав у автора о чертополохе, в середине действительно чувствую чертополоховую пыльцовость. Ближе к базе становится слышен сдержанно-терпкий табак - ощущения леса и прохлады он не нарушает, но дает внутреннюю рифму, сообщает конструкции "парфюмерность".
Для фужера мне показался недостаточно структурным, но как запах леса прекрасен. В такой можно влюбиться.
Мне нравится как смесь синтетических и натуральных компонентов позволила сделать "ощущение присутствия".

(no subject)

И про погоду.
Песня китобоев о том, что закончились адские полгода в ледяном Камчатском море, наконец-то можно вернуться домой, на старый добрый Мауи.
(извините)



За песню спасибо klemka.