July 16th, 2017

(no subject)

летящие пассажиры
те кто не берет рыбу пусть
знают –
несъеденную возвращают
обратно
над океаном на бреющем полете
самолеты
открывают
специальные люки
под радостные крики экипажа
в синюю воду
отпускают жареную и печеную
вареную
вместе с друзьями -
луком
морковью
там
свободные с рисом и овощами
уходят в глубину
в лазурную неизученную
свободу
которую называют основой жизни
еще
называют любовью

https://www.facebook.com/feodor.swarovskiy/posts/1503566312998047
oh really?

(no subject)

Барышни и сочувствующие, а вы можете вспомнить какого-нибудь красивого актера, которому сейчас меньше тридцати пяти?
Я обнаруживаю, что меня от всех тошнит.

Эдди Рэдмейна не люблю, если что (хотя и не тошнит).
Хиддлстона считаю красивым только у Джармуша. У Джармуша все красивые, даже Игги Поп.

Мне некого объективировать (вернее, мне не надо совершать никакого усилия чтобы объективировать, это никуда не годится).
Это мне в голове что-то подправить или в консерватории?

(no subject)

Сяо чжун страшный чай. Превращает пьющего в китайца.

Сидишь на балконе, слушаешь предгрозовой ветер, весь такой непричесанный и ощущаешь свое родство с поколениями китайских крестьян. И с монахами на всякий случай.
Или еще с кем похуже.
Весь из себя совершенномудрый. Вдали какая-то гора со столетними соснами (не спрашивайте откуда в подмосковье гора), в них ветер и шумит.
И мир такой осмысленный и тяжелый.

Семь лет завариваю чай, никогда никакого родства с Китаем не ощущала.
Ужас.

Даже моцареллы не хочется.