January 6th, 2020

lighthouse

(no subject)

Вернулась из Марокко и не знаю что сказать.
Первый день после возвращения не могла понять где цвет и была по этому поводу в отчаянии. Марокко полон ярко-синего, ярко-оранжевого и тёплого розового, а здесь у каждого цвета как будто серебристая подкладка.

Ещё в Марракеше у людей удивительный формат вежливости, я такой встречала только в книгах про время перед Первой Мировой. Они очень дистантные (можно год общаться и не узнаешь о человеке ничего), но очень неформально-тёплые, теплота не представимая с нашей скоростью жизни. Ирландский стиль общения после этого кажется грубоватым и суховатым.
И они умеют получать удовольствие от жизни. Очень много радости везде. Французская радость жизни не настигла меня в Париже, но нашлась в Марокко.

И я узнала что в Фесе можно купить лютню не продавая почку. Это не будет мастерская лютня, которой можно перед всеми хвастаться, но она будет нормально звучать и для ученика более чем достаточно.
Потихоньку думаю придумать себе какое-то занятие и наведываться иногда в Танжер или Эссуэйру "по делу".

Наверное не смогла бы там жить долго, но теперь всегда помню что Африка в мире есть.
Впрочем, сегодня высокий ветер с Атлантики и это, как обычно, искупает всё.
(Ирландия знает чем очаровать)

*

Это сад Мажорель.
Был когда-то художник Жак Мажорель, переехал в Марокко и марокканские цветные тени ожили и стали стенами дома. Оказываясь в таком саду, ты входишь в картину и больше никогда не перестаешь быть частью её. Носишь в себе всю жизнь.
Сад и виллу после смерти Мажореля купил Ив Сен Лоран и, я думаю, был там очень счастлив.