Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

(no subject)

Дискуссия в соседней соцсети напомнила этот текст:
https://t.me/polinawasonline/352

Про то, что пол на восприятие руководящего, конечно, влияет, но скорее через переносы-контрпереносы и необходимость с ними работать.

"Там выше я перепостила статью о том, как все мы тащим на рабочее место отношения с родителями и братьями-сёстрами. Она довольно объемная, но того стоит.

Я прочитала и поняла, почему у меня не всегда работали приемы, которыми делились мои собственные начальники и молодые креативные директора, с которыми я дружу.

Кто-то из них - весёлые мудаковатые ребята в амплуа Доктора Хауса, кому-то ближе образ отца семейства, который сейчас всех научит кататься на велосипеде, кто-то Стива Джобса ченнелит - одержимого совершенством гения. Но их всех объединяет одно. Мужчины-креативные директора вполне могут себе позволить не вникать особенно в тревоги и печали своих креативных команд - вот тебе бриф, к утру пятницы хочу видеть двадцать идей. Если двадцать идей так себе - ну такова твоя сложная судьба, иди придумывай дальше. Все, что мне советовали хорошие руководители, у которых целые департаменты строем ходят - это поменьше эмоций, поменьше сантиментов и не давать талантливым креативщикам уверовать в свою гениальность, чтобы не расслаблялись и чувствовали, так сказать, твёрдую руку.

Проблем с "эмоций поменьше" у меня не было - я вообще довольно отстраненный человек по стандартам нашего постоянно эмоционирующего общества, в образ мудаковатого лидера я бы вписалась неплохо. Проблема была в том, что никакой Доктор Хаус на меня не лез. Я честно в первое время пыталась следовать всем этим схемам, но сталкивалась с тем, что любимые приёмы моих менторов срабатывали у меня как-то совершенно не так, как у них. Я пыталась увеличивать дистанцию - и сорокалетние суровые мужики становились самыми несчастными в мире карлсонами. Я пыталась играть в своего парня - и мне садились на шею. Я пыталась перестать следовать схемам и просто быть собой - но мне никто не собирался давать быть мной, меня упорно пытались запихнуть в одну определенную роль, смысл которой до меня не доходил.

Будь у меня дети, я бы разобралась быстрее. Потому что то, что от меня было нужно креативщикам, называется: "Мам, смотри, я еду без рук!"

Как только я осознала, что со мной проделывали подчиненные - все встало на свои места. И оказалось, что да, для того, чтобы креативная команда свернула горы, довольно неплохо работает стоять и терпеливо смотреть, как они это делают, демонстрируя всем своим видом уверенность, что они ловкие и смелые, и никто сегодня не наебнется с велосипеда.

Оказалось, что можно замотивировать циничного арт-директора, который говорит: "Награды - это дешевая мишура" - нужно просто сказать: "Ну ничего, давай ты все равно их все выиграешь, а я порадуюсь вместо тебя". И через неделю он будет смотреть кейс-стади и просить пароль от архива каннских львов.

Ну и, как водится, для женщины, которая и так не отличается мягкостью и человеколюбием, совет отстраниться ещё больше и показать твёрдую руку - это реально хуевый совет. Мне помогло начать хотя бы изредка включать прожекторы добра.

Если женщина хочет повести за собой армию, в какой-то момент эта армия неизбежно посмотрит на неё и скажет: "Mhysa!". Дейенерис, конечно, не отличалась благоразумием, но даже она поняла, что с переносом и контр-переносом лучше не спорить."

(no subject)

День рождения Теодора Киттельсена, кстати.



Collapse )

Норвежец, 1857-1914 годы.
Был смотрителем маяка и иллюстрировал детские сказки, потом нарисовал серию картин про эпидемию чумы.
(на самом деле это логичное продолжение норвежских сказок)

(no subject)

gimli_m дал ссылку на историю:
http://imgur.com/gallery/FakwH

"Это игровой отчёт, от лица игрока. Очень-очень стандартная американская ролевая игра, ну разве что побогаче многих, у ребят свои домики в лесу, и легко встречаются группы NPCй человек в 10.
В середине происходит мастерский косяк. Новичок, играющий персонажа первого уровня, случайно участвует в части сюжета, которая была предназначена не для него. Грубо говоря, выкапывает некий пиратский клад, который должны были выкопать некие дети капитана Гранта, искавшие его много-много предыдущих серий. И уносит в ходе безобразной, но игровой сцены, в которой один из детей гибнет.
Ну клёвый же игровой момент. Но мастерам он портит кровь, и они патчат сюжет подлым способом -- объявляют его вне закона за это убийство и назначают награду в половину всех денег в игре вообще.
И дальше. Вся игра. Полтора дня. Ищет главного героя. Который не нарушает ни единого игрового правила. Ночует чёрт знает где. Попадается под ноги большого нашествия NPC монстров, которые должны были напасть на человеческое население. (В результате чего нашествия не происходит, что портит кровь мастерам еще больше, потому что теперь им нечем занять собранное на всю ночь ополчение).
Разбирается с предательством (по жизни) двух человек, с которыми приехал на игру. Открывает глаза стандартной девице "которая в первый раз приехала" на, так сказать, истинное лицо её кавалера. Из кустов управляет огромным сражением. И в конце убивает неубиваемое, оставаясь при этом персонажем первого уровня с двумя плевками магией и одним хилом в день."


Я думаю, это и называется "выиграть ролевую игру".
oh really?

(no subject)

Анекдот рассказали.

Приходит будда в деревню, встречает там бездетную женщину. Та жалуется, что никак не получаются дети, просит что-нибудь сделать.
"Ничего не могу для тебя сделать. - отвечает будда - Карма у тебя такая."
Возвращается в ту же деревню через год, видит ту женщину счастливую и с ребенком. "Но как?!" - спрашивает.
"Да вот, заходил сюда шиваитский монах. - отвечают ему - Он в карму не верит."

Кажется, в этом году я тот шиваитский монах.

(no subject)

Про Mononoke опять.
sestra_kerry пишет что только у японцев видела такие изыск и безумие в одном флаконе.

Я в растерянности. С одной стороны, такой красоты трэш я могу вспомнить в любой культуре, о которой знаю достаточно, с другой стороны, за пределы сборников сказок он не выходит.
Вот скандинавский утбард, скажем. Дух оставленного в снегу нежеланного младенца.
Является посреди ночи прохожему, просит отнести до кладбища, когда прохожий берет его на руки - начинает тяжелеть и увеличиваться в размерах. Если отказаться его нести - разрывает прохожего на куски.
(все мы знаем таких младенчиков)
Могло бы стать отличной серией Мононоке.
Могло бы стать отличной серией чего угодно, но режиссеры с завидным упорством продолжают снимать про вампиров, зомби и оборотней.

Болотные огоньки вот тоже.
У меня был сборник тюркских сказок в детстве, там вообще красота и жуть невероятная.
В России трэша навскидку не вспоминаю (я печально далека от русской культуры), но одни птицы Сирин и Гамаюн чего стоят. И Мила Кикина как-то записала колыбельную, от которой детям хочется прятаться в дальнюю комнату дома и рыдать.

Но почему-то как шаманская баечка, так обязательно японцы.

Допустим можно все свалить на христианство и позабытые корни (я люблю все сваливать на христианство), но не то чтобы это была единственная "развитая" языческая культура, которая до нас дошла.
Индийцы вот ничего подобного не снимают.

(ну еще кельты особняком немного)

Только японцы так старательно эстетизируют страдание?
Подумала еще в сторону проницаемости всего социумом, несуществования без социума. У мононоке как будто цель скорее быть услышанным, чем отомстить (вообще не помню этого мотива в западных страшных историях).

Поговорите со мной про это?
keep calm

(no subject)

Мнение - очень абсурдная штука.
"Мнение" и "позиция" замещают реальные действия или проживание эмоций и изменение себя через это. "Мы высказали мнение и можем ничего не делать."

Если человеку не нравится, что в комнате через стену бьют ребенка, он может попытаться что-то для этого ребенка сделать. Может не делать ничего и столкнуться с чувством беспомощности и ярости.
Может подумать "детей бить нельзя, эти люди уроды", и всё, проблему можно не решать. Даже испытывать что-то не обязательно.

Это хорошая, валидная стратегия в культуре людей, сидящих друг у друга на головах, где отдельный человек не имеет особого веса и нужно постоянно синхронизировать свои действия с другими. Но как же часто она превращается в первое действие, не оставив места ничему другому.

Интеллектуализация. "Мы не будем проживать эти эмоции, мы объясним все через голову."

(no subject)

Цигун - это прекрасно. Вернулась домой со вкрученным до предела восприятием запахов, хотя час всего-навсего дышала и махала руками, никакой Духовности в процессе не участвовало.

Хотя, наверное, любое внимание к телу и состояниям активирует восприятие.
От занятий вокалом схожий эффект был, хотя и не такой яркий.

Еще забавно как вокруг меня все годам к тридцати начинают искать духовности и медитаций, а я и мои медитировавшие весь подростковый возраст приятели наоборот ищем чего попроще. Но чтобы работало.
I am of Ireland

(no subject)

меня очень радует, что в ирландском фольклоре есть аналог письма на "деревню дедушке", только у них все хорошо кончилось.

Upd: обнаружила, что не всех в школе мучили первоисточником. это чеховский рассказ (тягостный как все у Чехова) "Ванька" про несчастного ребенка, отданного в подмастерья, который пишет дедушке длинное письмо о том, как его обижают, и просит дедушку его забрать. в конце он подписывает конверт "на деревню дедушке Константину Макарычу" и бросает в почтовый ящик.

в ирландской версии это мать семейства пишет сыну, уехавшему на заработки в Америку. письмо лежит в главном почтовом отделении где-то и служит образцом того, как письма оформлять не надо
в конце в это отделение приходит тот самый сын и вопрошает, не было ли письма от me mother in Ireland
письмо ему торжественно вручают, все счастливы

нашла ее в интернетах только в сильно искаженной версии в исполнении кланнлиров, но, кажется, она довольно старая.
(пока искала, обнаружила в ирландской музыке целый пласт, посвященный медленнопочте между Ирландией и Америкой. ПОЧТА ИРЛАНДИИ)



Upd: нет, не такая уж и старая, написана дублинским библиотекарем Alf MacLochlainn в середине прошлого века

(no subject)

Почти два года назад меня зачем-то понесло вести горный поход по Тянь-Шаню и перед самым началом похода я, не выходя из альплагеря, сломала палец на ноге. Решила, что отменять поход из-за такой мелочи как-то глупо и в итоге так и провела его со сломанным пальцем. Выглядел этот палец, конечно, ужасно, но не суть.

И вот на днях бывший в том походе Ирвин ржет и зачитывает мне следующий текст: "У меня были две разные ноги. Левая – моя, человеческая. Правая – не моя и не человеческая. Выглядела она так страшно, что мне захотелось от нее убежать. Не знаю, чем бы все это закончилось, если бы не верный друг рядом и не убойная доза викодина. Проснулся я с чистым сознанием младенца. [...] После невкусного завтрака и короткого консилиума я понял, что, прихрамывая, могу ходить и буду идти – как минимум до Лагеря 1, который был уже в двух часах от нас." Это из некой статьи про восхождение на МакКинли.
"Не один ты такой энтузиаст, оказывается." - говорит. "Ну да - отвечаю. У меня вообще один из любимых фильмов про то, как чувак сломал ногу на шести тысячах и спустился, я его всегда пересматриваю, когда думаю, что у меня все плохо." "Нет, - отвечает Ирвин - если ты поломался на шести тысячах и спустился. это обычный человеческий героизм. А если ты поломался до начала похода и все-таки решил идти, то это гребаный энтузиазм."

(no subject)

http://www.snob.ru/profile/27547/blog/75369
Замечательная статья, мне кажется, что она об очень важном сейчас.

"Фрау Вайзер позвала сотрудницу, которая знает русский — «Объясните ему, что здесь Германия, здесь все говорят по-немецки». «Он просит передать вам, что будет учить немецкий, только если вы в ответ на это готовы учить русский», — перевела сотрудница.

На этом попытка закончилась. Фрау Вайзер — хороший человек и профессиональный педагог. Но у нее еще 25 детей в классе — да и не будет же она, в самом деле, учить русский, а также китайский, арабский, финский, испанский, турецкий и урду только потому, что у нее в классе оказались дети этих национальностей. В нашей школе доля иностранцев ровно такая же, как во всей Германии — 15 процентов.

А потом появился Дедушка.

Школа нашла его через некоммерческую организацию, которая помогает пенсионерам обрести какой-нибудь смысл жизни, кроме путешествий и развлечений. Она устраивает пожилых людей на работу, за которую они не получают денег, но при этом делятся опытом, приносят пользу и вообще делают что-то осмысленное.

Дедушка — бывший учитель и скучает по работе в школе. Было решено, что с упрямыми русскими детьми он будет заниматься индивидуально, с каждым по отдельности. Вот как выглядел первый урок дедушки с моей восьмилетней дочерью.

— Тюр, — сказал Дедушка и показал на дверь.— Дверь, — сказала девочка.— Тфэр? — неуклюже повторил Дедушка.— Правильно! Дверь! — расцвела девочка.— Руссиш — Твэр, Дойч — Тюр? — уточнил Дедушка.— Точно! Дверь — Тюр!

Контакт состоялся. Дверь приоткрылась."


"Не буду рассказывать дальше, потому что теперь хочу представить себе, что было бы, если бы меня звали не фрау Вишневецкая, а гражданка Фатима Буйаши, и была бы я гражданкой не России, а Ливии. А принимающей страной была бы не Германия, а Россия, куда я приехала бы не от хорошей жизни к еще лучшей, а от очень плохой к сносной.
[...]
И нет никакого Дедушки, нет налаженной системы интеграции, нет базового понимания обществом того факта, что успешная интеграция мигрантов важна прежде всего для принимающей страны, чтобы они не изолировались, не превратились в банду, не создали нишу для существования людей второго сорта."


"И вот поэтому — наконец, перехожу к делу, — в Москве имеется Центр обучения и адаптации детей мигрантов при комитете «Гражданское содействие». В каком-то смысле он заменяет Дедушку. Только там, наоборот, работают совсем молодые ребята, которые тоже испытывают нехватку смысла жизни. Они раскрашивают с детьми звездочки и ходят в музеи, играют в «мемори», пишут вместе с ними письма Бэтмену и Спайдермену, пьют с ними чай — но вообще-то это все часть образовательного процесса.
[...]
Так вот почему я, находясь в Бонне, пишу эту колонку. Центру нужны волонтеры. И еще Центру нужны деньги. Не на оплату работы — ребята вкалывают там на добровольных началах, ради смысла жизни. Деньги нужны на аренду помещения, на сладости к чаю, на проездные для детей, которые живут далеко, на коммунальные услуги. В среднем каждый месяц им нужно где-то находить порядка 50 тысяч. На самом деле, это копейки — я подозреваю, что на адаптацию каждого из моих детей в пересчете на рубли немецкое государство тратит примерно столько же."