Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

город

(no subject)

White Fire Tiziana Terenzi - немыслимой красоты вещь, воздушное свечение жасмина без самого жасмина, намек на итальянский белый мускус (мы его знаем как запах хороших отелей), но без какой-либо буквальности. Чуть-чуть альдегидов - тех, что у Гальяно изображали нагретый утюгом шелк, но их так мало, что здесь они холодный огонь и утренний свет.
С блоттера не то, живёт только на коже.
Действительно белое пламя. Сад души.

*

Bowmasters DS&Durga любопытный. Запах канифоли, мастерской и ливня за окном (запах дождя сложно не сделать мрачным, вот тут именно торжество летней грозы), плавно уходит в сухие теплые пачули старых шалей. Ссылки и история, как будто знаешь что там должен быть литературный первоисточник, но никогда его не читал.

*

Oud Le Labo продолжает меня очаровывать и он лучший агаро в мире.
Не фантазия на восточную тему, в чистом виде работа с материалом. Никаких арабских мотивов, темное дерево с чернильностью, чуть-чуть анималики на грани непристойности, чуть-чуть тропической влажности в воздухе, в этот раз мне ещё почудились забродившие фрукты.
Я бы купила флакон и только им бы и пользовалась, но это примерно как приносить и раскладывать вокруг себя Борнео или Шри Ланку, и вокруг меня так не принято.

*

Copper CDG меня ожидаемо огорчил. Он как новая роза Малля или как запахи Филиппа Старка. Чертова мода на флуоресцентность. Гальбанум, морковные семечки, что-то вроде розы со смородиной, амбродеревяшка. Очень "натуральное", но все равно неоновое. Могу оценить задумку, но надеюсь что он не станет популярным.
lighthouse

(no subject)

Вернулась из Марокко и не знаю что сказать.
Первый день после возвращения не могла понять где цвет и была по этому поводу в отчаянии. Марокко полон ярко-синего, ярко-оранжевого и тёплого розового, а здесь у каждого цвета как будто серебристая подкладка.

Ещё в Марракеше у людей удивительный формат вежливости, я такой встречала только в книгах про время перед Первой Мировой. Они очень дистантные (можно год общаться и не узнаешь о человеке ничего), но очень неформально-тёплые, теплота не представимая с нашей скоростью жизни. Ирландский стиль общения после этого кажется грубоватым и суховатым.
И они умеют получать удовольствие от жизни. Очень много радости везде. Французская радость жизни не настигла меня в Париже, но нашлась в Марокко.

И я узнала что в Фесе можно купить лютню не продавая почку. Это не будет мастерская лютня, которой можно перед всеми хвастаться, но она будет нормально звучать и для ученика более чем достаточно.
Потихоньку думаю придумать себе какое-то занятие и наведываться иногда в Танжер или Эссуэйру "по делу".

Наверное не смогла бы там жить долго, но теперь всегда помню что Африка в мире есть.
Впрочем, сегодня высокий ветер с Атлантики и это, как обычно, искупает всё.
(Ирландия знает чем очаровать)

*

Это сад Мажорель.
Был когда-то художник Жак Мажорель, переехал в Марокко и марокканские цветные тени ожили и стали стенами дома. Оказываясь в таком саду, ты входишь в картину и больше никогда не перестаешь быть частью её. Носишь в себе всю жизнь.
Сад и виллу после смерти Мажореля купил Ив Сен Лоран и, я думаю, был там очень счастлив.

(no subject)

Достала пробирку Tea for Two артизанов и думаю что Оливия Джакобетти очень любит тразеолид, и что кроме неё его больше никто так виртуозно не использует.
Это такой мускус, обычно используемый для того чтобы придавать сандаловым аккордам шелковость и сливочный оттенок. Для меня он немножко медузный и йодистый (в том же смысле в котором сандал или шафран йодистые, не уверена что это правильное слово). И именно эта йодистость рифмует мускус с чаем.

И вся прелесть артизаньего "чая" в сочетании чайной гурманики, медово-табачной горечи и вот этой внезапной телесности-чувственности на донышке запаха. То есть да, он чистый свет, и сладость, и специи, и идеальная композиция, и очень вежливый запах, но вообще он немного непристойный. Самую малость.
У него очень много фанатов, но критики никогда не пишут про этот аспект. Пишут только про красивую дымную корицу и мёд.

И мне кажется что в Hiris и в En Passant тоже тразеолид, но совсем с другими эффектами.

(no subject)

В местном корнере Jo Malone почему-то нет крапивы. И ивы нет. Прочее из серии сорняков есть, а эти только в интернете заказывать.

Толкиенистов призываю срочно идти и нюхать болиголов пока он не исчез (лимитированная серия, в Москве есть в ТЦ "Цветной"). Болиголов там совершенно поэтический, эйдос болиголова - узнаваемый, но не неприятный.
Никогда бы не подумала, но в малой дозе и разбавленный мимозой, бергамотом и гелиотропом он головокружительно прекрасен.
Рифмуется для меня с бузиной у Гессе, хотя и не бузина.
I am of Ireland

(no subject)

Белый котик Пангур Бан в Book of Kells, кстати, появился не просто так, это кот из стихотворения 9 века.
Монахи-переписчики тоже были людьми и, за неимением интернета, писали на полях и между строк всяческие маргиналии. От глоссов-пояснений к тексту до никак не связанных с книгой заметок.
Иногда даже не совсем не полях.
Автор молитвенника Райхенау (преимущественно латинского) вот написал про своего кота. И это один из первых текстов, которые читают начинающие кельтологи, и один из самых древних ирландских текстов до нас дошедших. Задолго до Lebor na hUidre и прочей Жёлтой книги Лекана.

Вот оно внизу слева.



- А пангур бан случайно не переводится как белый кот, буквально? - спрашивает Тави.
- Скорее как белое толстое.
- Ну белое толстое - это определенно кот!

(no subject)

Еще меня завораживает, что национальным сокровищем тут являются старинные книги.
Можно по утрам заходить, смотреть на Book of Kells (она лежит под стеклом и страницы иногда переворачивают) и думать о жизни.

(no subject)

По длинной цепочке ассоциаций.
Когда заходила в Москве в католический костел или ходила рядом (иногда гуляла в том районе), всегда думала насколько же Гюго был on point со своим "Собором".
Храм как модель мира, как город в городе, точка схождения судеб.

Даже не очень важно что именно там происходит, главное что происходит, вот это ощущение значимости.

Интересно писал ли кто еще про это.

(no subject)

https://t.me/smell_and_run/510
Ленка Виноградова пишет:
"Этот Пан хипстер, да простит Гомер мне такое высказывание.
Он курит вейп с запахом лабданума и жует шоколадку с запахом пачули на чистой, хотя и немного сырой лужайке."

Милый стиль парфманьяческих отчетов.

(no subject)

Мне странно от нового "Бегущего по лезвию".
Я вижу больше рифмы с "Ложной слепотой", чем с первым фильмом. И оттого яростно его отторгаю - первый блейдраннер был для меня противоядием от "Ложной слепоты".

Наверное, это хорошо что современный мир осмысляет себя и ужасается, а я тороплю события и хочу трансформации вчера и с запасом, но...

There's one misprint - not that it matters much.
город

Андрес Санчес Робайна

Какое дивное Камилла выложила.
https://www.facebook.com/kamilla.linder/posts/10213211832762767

VII.

Сириус или Капелла, Поллукс или Вега?

Сколько раз я видел ее, подрагивающую в высоте,
над горами, которые уже покрывала
ночная чаща, или, с руками под головой,
откинувшись навзничь
на августовский песок
неторопливой дюны, еще хранящей тепло,
и сколько раз мне хотелось
приоткрыть ее именем
азбучную тайну небес
и узнать то слово, которое выводили
снова затепленные светильни, ясную как день
тайну, начертанную запредельным огнем
на лучезарном выгибе подрагивающего неба.

VI.

Босыми ногами идя по земле, ступая
по лозам будущего ноябрьского вина,
по каменистому дну сухого распадка,
по лучам, которые впитывала земля.

Нога оставляла след
на поверхности мира, мараясь
в залитой светом глине. И окуналась в канаву,
чтоб слиться в одно со светом.

Ноги впечатывались в лучи.
Солнце было не больше
стопы человека.

III.

Оттуда, со страниц
книги, которая приоткрывается
в памяти, до меня долетает
шум деревьев в распадке между
отвесными склонами, где я бежал
по каменистой тропе
на закате, один, уходя все дальше от дома,
чтобы выцарапать на камне
под заговорщицким небом
собственные инициалы
и этим оставить знак
имени с его тайной.
А небеса повторяли
цвет земли.